?

Log in

Previous Entry | Next Entry

На Пьяцца дель Пополо в Риме накрапывает дождь, булыжные мозаики улиц масляно блестят, отражая латинские барочные очертания, величественный в старомодной шерстяной шапке итальянец сидит потерянно под зонтом уличного кафе, думая о чем-то своем...

И я закрываю глаза, жду когда калейдоскоп беспорядочных мельканий света и музыкальных цитат сольется в нежную гармонию славянского вальса, разрастаясь, достигая симфонического полнозвучия и проникая до нервных окончаний, вознесет меня в мир миражей, моих идеальных сновидений.

Чувствую будто поверх облаков вплываю я сквозь прозрачную голубизну финифти, сквозь радугу хохломского узорочья в излучение ломаных линий причудливых потоков света, и вот уже парит мой небесный дирижабль в безмятежном пространстве ранней полной света великорусской осени, не то калужской, не то тульской, не то рязанской...Я приблизился к иллюминатору-фильмоскопу осиянный проекцией осеннего диафильма и смотрю не отрываясь сверху:

Я парю над медвяными полями и серебряной проволокой ручьев, впереди красно-пламенное солнце за гривастыми облаками. Пояс Оки, лазоревой лентой брошенный вкруг теремного строя лесов и разноцветных полотен полей: светлый бор словно из кварцевых хрусталей на хорах параллельно шатров высоток;

Продолжаю смотреть: панорама быстро преображается...предметы и линии набирают объем, растут тени, наливаются оттенки. Я вижу кубики тракторов убирающие поля и глухо тарахтящие внизу, блестящие на солнце кровли, кирпичные грани домиков, в стеклянных очках, старый тенистый тополь, покрывает темным пятном малинник, клумбы и большую часть двора: недвижно поставлены коровки у речки, пестреют черно-белыми шариками на медно-зеленом  лугу. А еще дальше, у янтарных столбов сосен, беззаботно стоит, вытянув губы к бусинкам рябин, рыжий лось; вокруг раскинулись матерчатые елочки и клубы березняков между деревень. Впереди ванночки озер, паутины ракит, рубиновый огонек костра, кукольные фигурки людей и едва уловимая белая нитка дыма - верно от рыбацкой ухи. Мой дирижабль замедлил свой величавый ход над над линзой реки, под ним вытянутая ржаво-коричневая баржа, мерно и недвижно несет пирамиды груза по прозрачной тягучей патоке воды и будто ловя неслышимый ритм изредка исторгает из тысячи потаенных горнов свой протяжный гудок.

В другом окошке вижу что-то совсем невообразимое: пустоту небесного купола, золотые прожилки его сечения, словно дольки апельсина, я беру одну и золотой свет бьет из пустоты солнечными лучами. ниже - многоцветную геометрию: золотые шахматы полей, лучи шоссейных дорог и амебы перелесков, огромные столбы циркули, инженерные лабиринты посадов и ярусы дорог с бегущими по ним абракадабрами цифр. Вагон-горнолыжный шлем завис в полете по монорельсовому пути прямо над пропастью Оки, сверкая чернотой стекол и белой полировкой.

Пролетаем над монастырем - мерный благовест, внутри белых стен темные фигурки движутся в островерхий храм на всенощное. Церковь - в окружении краснеющих кустодиевских кленов, блестит пузатым куполом и точками голубей, в черной рясе монах идет из трапезной на службу. До самых облаков из монастырского сада запах спелых яблок и густого меда.


Вот и мне в моем мираже захотелось пить чаю, травяного самоварного чаю с листочками смородины, укутав нос в слоистый шлейф шишечного дыма и лесного тумана. А вот и люди в кафтанах половых несут самовар, мёды, земляничное варенье, крендeльки и большие круглые тульские пряники...

***
P.S. Три перспективы среднерусской осени:
1) линейно-энергетическая перспектива русской иконописи, миниатюры и росписей;
2) 3D-перспектива кукольной анимации;
3) перспектива с элементами авангарда и художственного осмысления научной картины мира;
также включены элементы фантастики, потока сознания, картина в стиле Кустодиева и петербургской литературы.

Profile

acherny
acherny

Latest Month

September 2015
S M T W T F S
  12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
27282930